4658

«Пока «Актобе» лидирует только по долгам» - первое интервью Самата Смакова в новой роли

Уже четыре дня как Самат Смаков объявил о завершении карьеры и был назначен генеральным директором «Актобе». Но большого и итогового интервью у него не брал никто. Все просто: новому менеджеру «красно-белых» некогда. Он с первыми петухами приходит в офис и уходит за полночь. Но для корреспондента СИА «SPORTINFORM» он сделал исключение.

Беседовать пришлось очень поздно. К моменту окончания беседы уже наступил понедельник. Даже в Актобе. И легендарный в прошлом игрок клуба был выжат как лимон – шутка ли: за последние трое суток он спал в общей сложности всего 6 часов! Но это просто сущая мелочь в сравнении с тем, с чем ему пришлось уже столкнуться в почти родном для себя клубе.

«Квадратная» голова

- Мне кажется, что на уровне подсознания я всегда этого опасался: что закончу и новая жизнь начнется так – стремительно и без права на передышку, - признался Самат Кабирович (да-да, давайте уже привыкать). В футболе для меня нет загадок. Но проблема в том, что все последние дни я почти не думаю о футболе как об игре, как о своей профессии. Мы с Улугбеком Асанбаевым начали вникать в дела, увидели документы, все изучили и теперь у меня голова «квадратная», а у него вообще «взорвалась».

- Вы недавно сказали, что еще две недели назад не планировали завершать карьеру. А тут такой разворот. Можно все по порядку?

- Как вы знаете, у меня закончился контракт с «Ордабасы», но мне предложили его продлить. Я намеревался сыграть минимум еще один сезон. Тренерский штаб и руководство рассчитывало на меня. И, чего уже скрывать, я еще не чувствую себя уставшим и старым. Во всяком случае, меня все еще хватает на 90 минут, я легко сдаю все тесты на «физику». Кроме «Ордабасы» были еще варианты, несколько клубов выходили на меня. Но… в общем, ничто не предвещало того, что мне в срочном порядке придется искать гвоздь, чтобы повесить на него бутсы.

Мы с акимом Актобинской области знакомы уже несколько лет. Бердибек Машбекович известен тем, что относится к футболу с уважением. Именно при его непосредственной поддержке в Восточно-Казахстанской области отмечалось столетие казахстанского футбола. И он позвал меня в «Актобе».

- Ни для кого не секрет, что вы мечтали завершить карьеру именно в составе «Актобе». Почему бы не попробовать совместить две должности: генерального директора и игрока?

- Надо быть реалистом: пытаться усидеть на двух стульях никогда никому пользы не приносило. Нужно отдавать себе отчет в том, что ты делаешь – либо играешь, либо руководишь. Да, закончить здесь как игрок, да еще и выиграть титул – это был бы идеальный сценарий. Но не все в жизни бывает так, как мы того желаем.

- На какой срок вы подписали контракт?

- Если честно, то я еще ничего не подписывал. И если уж до конца быть откровенным, то не хотел бы сейчас что-либо подписывать. Мне нужно какое-то время, чтобы понять – буду я полезен на этой должности или нет.

- Что вас пугает?

- Не то чтобы пугает. Скорее вызывает опасения. Все прекрасно понимают ведь, что в последние годы в «Актобе» были определенные сложности и стрессовые ситуации в руководстве и в финансовом секторе. К тому же, нельзя забывать про возможные санкции со стороны ФИФА. Насколько мне известно, ряд дел уже находится на рассмотрении у них. Надеюсь, что этого не случится, но вполне вероятно, что чемпионат нам придется начинать за минусом нескольких очков. У клуба большие долги. Очень большие.

- Можете назвать цифры?

- Знаете, я вообще не имею права называть какие-либо суммы. Скажу только, что долги клуба за последние годы уже превышают бюджет на 2018-й год. И это меня очень сильно тревожит. Учитывая подобное положение дел, тяжело будет гарантировать скорый выход из кризиса и возвращение клуба на лидирующие позиции. Пока мы лидируем только по долгам.

- Ужасно. Это все вина предыдущих руководителей?

- Мне бы не хотелось никого ни в чем обвинять и вешать ярлыков. Только что завершилась проверка областного управления финансов. До конца месяца еще проверку должна провести областная ревизионная комиссия. И по ее итогам все будет понятно.

- Может тогда не стоило соглашаться на пост генерального директора?

- Вы поймите: меня позвали помочь «Актобе» - клубу, который очень дорог мне. «Актобе» дал мне очень многое, я обязан этому клубу своим нынешним положением, трофеями и успехом в карьере. Три из шести золотых медалей, которые у меня есть, мне удалось завоевать в майке этого клуба. Именно здесь я стал тем Саматом Смаковым, которого знают в стране. И я не мог отказать Бердибеку Машбековичу. Я ему очень благодарен за доверие. Мне бы очень не хотелось разочаровать его и болельщиков, но всех моих знаний и любви к клубу, к футболу может не хватить – ситуация с долгами очень сложная.

- Вы упомянули Улугбека Асанбаева. Его функции – это чисто спортивная часть?

- Нужно понимать, что мы с Улугбеком большие друзья с давних времен. И я очень рассчитываю на его помощь, на его опыт. Ему уже удавалось создавать крутые команды, работать с большими специалистами. И когда я вам говорил, что толком не сплю последние трое суток, то имел ввиду нас обоих. Он полностью погружен в работу, ищет пути решения проблем, просчитывает все ходы для усиления состава.

Страшный мангал

- Давайте отвлечемся от «Актобе». Удалось как-то попрощаться с партнерами по «Ордабасы»?

- Увы, физически это сделать не получилось. У команды есть свой чат в Whats’App. Я написал туда большое сообщение, поблагодарил ребят за эти полтора года. И удалился.

- У вас не было ощущения, что «Ордабасы» это совсем не ваша команда?

- Я просто у всех ассоциируюсь с «Актобе», в какой-то мере с «Кайратом». Согласитесь, что перейди я в «Астану» или «Тараз», вы сказали бы то же самое. Дело не в клубе, а в том, что вы это воспринимаете по-другому. Да, мне было не очень привычно играть на юге, непривычно было летом безвылазно сидеть дома, под кондиционером, так как на улице страшный мангал – плюс 45 градусов. Но мне удалось поиграть бок о бок с некоторыми своими друзьями – Фарой Ирисметовым, Алибеком Булешевым, Ренатом Абдулиным, Сергеем Бойченко. Добавить к ним Андрюху Карповича, Али Алиева, покойного Виталика Артемова и получился бы костяк «Кайрата» при том же Петрушине (смеется). К тому же, нам удалось в прошлом году достичь небывалого успеха для Шымкента – мы взяли медали. До этого никому из предыдущих составов «Ордабасы» этого не удавалось!

- 30 лет назад представляли себе, что ваша любовь к футболу выльется вот во все это – масштабное и грандиозное?

- Нет. Мне просто нравилось играть в футбол, возиться с мячом. Я не думал, что это перерастет в профессию, станет делом всей моей жизни. Мы просто собирались и гоняли мяч. Потом за нас взялся наш тренер Нуржан Кабденович Десембаев, вложил всю свою душу. И многим дал дорогу в большой футбол. Я всю жизнь буду ему благодарен за это. Как и всем тем тренерам, с кем мне доводилось работать на протяжении всей своей карьеры.

- Даже Бернду Шторку и Мирославу Беранеку?

- Конечно. Каждый из них чему-то меня научил. Когда ты смотришь на действия человека и понимаешь, что он поступает неправильно, то учишься в будущем так не поступать.

- Есть тренер, который также занимает отдельное место в вашем сердце, вы его не раз называли вторым отцом и другом. А сейчас он ваш подчиненный…

- Ну какой Васильич мне подчиненный? Мы ведь команда единомышленников. И объединены общей целью – сделать «Актобе» сильнее.

- Вы не представляли себе день, когда придется расстаться с этим тренером?

- Надеюсь, что наши результаты долго не будут давать повода поднимать подобный вопрос. Но я прекрасно понимаю к чему вы клоните. Отвечу так: это футбол, в нем бывает все. Мы все - профессионалы. А Владимир Васильевич – стопроцентный профессионал. Поэтому он также все это прекрасно знает. Нам для этого ни к чему как-то специально проговаривать это. Все когда-нибудь заканчивается. Но я надеюсь, что у нашего тренера через много-много лет будет ситуация как у Алекса Фергюссона и он сам решит, продолжать свою карьеру дальше или наслаждаться «гражданской» жизнью.

- Как ваша семья отреагировала на то, что вы решили завершить карьеру?

- Это ж семья, она всегда поддержит. Тем более, они «Актобе» любят также сильно, как и я.

- Даже ваш старший сын Аламгир – капитан команды «Кайрат» в возрасте до 10 лет?

- Это провокационный вопрос (смеется). Аламгир – профессионал. Он все прекрасно понимает. И любит свою команду.

- Про реакцию ваших друзей и родных все понятно. А как эту новость восприняли ваши поклонники?

- Такой поддержки я давно не испытывал. Наверное, последний раз мне так много писали в социальных сетях и желали удачи два года назад, когда я переходил в «Актобе» из «Иртыша». Именно это меня окрыляет и дает силы, когда утром тяжело открыть глаза, чтобы встать и идти работать. Я хочу сказать слова благодарности всем людям, кто поддерживает меня, посвящает мне посты и пишет сообщения: большое спасибо вам!

- Вы дважды пробовали свои силы в зарубежных чемпионатах. В «Ростсельмаше», с приходом нового тренера, игрового времени у вас было немного. В «Ризеспоре» вы отыграли лишь 5 месяцев. Как считаете, могла ли ваша зарубежная карьера сложиться удачнее?

- Конечно могла. Но сейчас не имеет смысла искать причины. Я вообще благодарен Всевышнему за то, что было в моей жизни. Мало кому удается достичь того, что удалось мне. Да, у меня была возможность поиграть и в Швейцарии, и в Германии, и в российских клубах «Крылья Советов» и «Краснодар». Но все эти предложения были тогда, когда я защищал цвета «Актобе». Во-первых, мы всегда боролись за чемпионство и, в основном, всегда выигрывали. Мы регулярно играли в Лиге чемпионов. Наши трибуны постоянно заполнялись. В Актобе лучшие болельщики в Казахстане. Жалею ли я о том, что не променял это все на скромные клубы из других стран? Нет. Однозначно нет.

 

Фото - Павел Лаптев

Автор: Айдын Кожахмет