3326

«Рыспаев приводил бы мне хороших пациентов». Как врач из США собрал 600 хоккейных джерси

Дмитрий Шмеркович – нью-йоркский врач, собравший крупную коллекцию хоккейных маек со всех уголков планеты. Корреспондент СИА «SPORTINFORM» обстоятельно побеседовал с коллекционером и открыл для себя новый мир.

Фото: коллекционер Дмитрий Шмеркович с женой Надеждой

«1000 евро за майку сборной Казахстана»

- Вы ищите майку сборной Казахстана 91-95 годов. Почему именно ее?

- Она первых лет становления вашей сборной. Произвела ее фирма Tackla. Мой друг из Канады коллекционирует джерси этой фирмы, даже пишет об этом книгу и для окончания коллекции ему не хватает только Казахстана. Майка сама по себе фантастически редкая – он за нее предлагает 1 000 евро и это не окончательная цена, что уже о чем-то говорит. 10 лет назад я видел ее на eBay за долларов 50. Сегодня же не можем найти ни за какие деньги. Куда они исчезли -  не знаю. Две майки, которые очень трудно найти – это первый Казахстан и первая Беларусь.

Вообще, Казахстан – это уже то, без  чего мировой хоккей сегодня представить невозможно. Сразу приходит на ум ваша знаменитая «Устинка», Антропов, красивый гол Савченко в ворота шведов и, конечно же, Набоков, хоть он и поменял спортивное гражданство. Также вспоминается Рыспаев. Я вообще люблю таких тафгаев. Первая мысль, когда увидел, как господин Рыспаев отправил в нокаут китайца: «Слушай, он бы мне хороших пациентов приводил».

Редкий Казахстан фирмы Tackla – 1991/95 годов

- Как происходит процесс поиска помимо соцсетей?

-  Очень много вещей находится после знакомства с правильными людьми. Суммы, как правило, тратятся немалые и что меня поражает - очень много доверия, которое в моем случае только дважды было нарушено. У нас существует закрытая группа в Фейсбуке  - небольшой замкнутый круг коллекционеров со всех стран мира, где мы друг другу помогаем. Я в этом бизнесе очень мало имел дел до появления соцсетей, но они сильно ускорили процесс. Поиск может занимать от пары минут до нескольких десятилетий.

Например, майку Лихтенштейна я искал очень много лет. Просыпаюсь однажды утром - ее продают в Фейсбуке. Или майка Украины Nike Swift, которую я искал 12 лет, а в один прекрасный момент познакомился в группе с нужным человеком и купил у Саши Матвейчука (прим. - экс-игрок сборной Украины). Джерси может прийти совершенно неожиданно. Лет пять назад играл на одном катке в Бруклине. Приходит мужчина лет 50-ти и буквально играется с нами. Катание и владение шайбы фантастическое, в полсилы обходит нас. Разговорились, оказался бывшим игроком сборной Беларуси. Вот так к нам приходят майки.

- Вспомните момент, с которого началась ваша коллекция.

- Между прочим, началось все тоже не без участия Казахстана. В 2007 году я пошел на лед и встретился там с человеком, который теперь уже является одним из моих лучших друзей. Он был в джерси «Барыса» (прим. - ниже на фото).

Его зовут Феликс Козак – знаменитый коллекционер хоккейных маек. Мне всегда был интересен этот вид спорта, играют ли в него за пределами большой восьмерки, в странах, о которых обычно не думают как о хоккейных. И после встречи с Феликсом я тоже начал собирать майки ИИХФ. К тому моменту у меня уже была одна - знаменитая майка сборной Израиля 2005 года, когда они выиграли второй дивизион и прошли в первый. Получил я ее за то, что многие годы помогал распространять интересы израильского хоккея.

«Майка Фетисова воняла мочой так, что просто ужас»

- Какие джерси самые экзотические в вашей коллекции?

- Самая редкая среди них британский Гонконг 1987 года с азиатско-тихоокеанского чемпионата. Это самая неудачная команда в истории хоккея – они проиграли все свои игры (прим. - в среднем 26,66 пропущенных шайб за игру и 0 забитых голов). В мире только два таких свитера – один у меня, другой у бывшего игрока. Несмотря на весь мой СССР – это редчайшая майка моей коллекции. Есть еще несколько экзотических маек из ближневосточных стран. Как вы понимаете, все джерси настоящие. Неигровых у меня нет. 

Редкий Гонконг 1987 года. По словам коллекционера, ее место в Зале хоккейной славы


- Понимаю, а как отличить игровую от фаншоповской. Случаются ли обманы?

- Обманы случаются, но фальшивок больше в районе НХЛ. Большая часть моей коллекции и одна из самых дорогих частей ИИХФ коллекции – это майки СССР, которые я уже достаточно тренирован, чтобы выявить. Понимаете, таких в фаншопах нет. Игровые имеют файт-стрепы, разные отметки от игры, совсем другой дизайн. Сейчас на многих майках игроков высокого уровня вшиты чипы, номера, голографическая верификация. На старых применяется экспертиза, очень важен photo match (прим. – совпадение по фото). Вот, например, менял майку Фетисова. Очень дорогая майка, но воняло мочой так, что просто ужас. Не понимаю почему. И вот у нее был photo match по пятну от шайбы спереди. Как видите, эти майки даже толком не стирают. 

- Насколько крупная сейчас коллекция?

- Вначале хотелось иметь по одной майке всех стран ИИХФ. Сейчас их значительно больше, около 600. Все играющие страны ИИХФ, новые сборные, которые еще не выступают на официальных чемпионатах или уже не существующие - коммунистическая Польша, Румыния, Болгария, ГДР, ФРГ, Чехословакия, британский Гонконг. Есть отдельная коллекция израильского хоккея. И, конечно же, хоккей СССР - отдельная строка в коллекции. Сама по себе она представляет собрание в районе 50-60 маек.  Очень странно, что майки СССР 70-х годов находят в основном за границей: в Канаде, Америке, кое-какие покупал в Германии, Румынии, но практически никогда в России. 

Майка зеленой линии Владимира Крутова. Очень редкая вещь

- Каким же образом все это хранится?

- Майки попроще лежат дома. Дорогие висят на складе, в специальных металлических ящиках с климатическим контролем. У них охрана 24 часа в сутки, но зато можно быть спокойным. Когда коллекция только начиналась, она была у моего друга дома и чуть не погибла в урагане Сэнди в 2012 году. Вообще это проблема всех коллекционеров – куда их сложить и как правильно охранять. Хотелось бы на будущее, чтобы они висели в каком-нибудь музее. Сейчас говорю с некоторыми музеями, но это целая история.

«Еврей, который играл за фашистскую Германию»

- Прямо открываю для себя новый мир.

- Это такой ограниченный небольшой мир, где очень многое зависит от репутации. У меня были две интересные истории, которые показывают, какие люди в этой маечной хоккейной общине. В 2016 году в Фейсбуке собирали деньги для больной раком девочки из Украины. Я ей устроил благотворительный матч, еще пару коллекционеров продали свои майки. Так вот, когда ты продаешь джерси, которая стоит от силы 100 долларов другому коллекционеру, и он за нее платит 500, только чтобы помочь этой девочке – это говорит о многом.

У меня с этим связана очень смешная история. Я также собираю майки хоккеистов, которых знаю лично. Один из таких людей Боря Миронов. У меня был его свитер «Эдмонтона» сезона 94/95 – я его продал и отдал деньги этой девочке. За эту майку я заплатил долларов 400, продал тоже примерно за 450-460, а на следующий день нашел точно такую же сезоном позже за 200 долларов. Вот мне ее Бог вернул и она у меня счастливая.

Еще была интересная история. Мужик просто поставил объявление в группе: «Продаю майку Роберто Луонго – 1100 долларов кэшом, без торга». Только потом обратил внимание на описание: «Умер годовалый ребенок после тяжелой болезни. Нужны срочно деньги на похороны». Ему начали собирать в 9-10 вечера, а к пяти утра он попросил, чтобы сбор прекратили - собрали 8 000 долларов. Вот так. Люди со всех стран просто давали ему деньги. Майку, как вы понимаете, он оставил себе.

- Какой свитер вы ищите дольше всего?

- У каждого коллекционера существует свой Кубок Святого Грааля. Я себе поставил три большие цели: Харламов, желательно №17, первый Израиль и майка игрока по имени Руди Болл. Из трех больших целей у меня уже есть одна. Это первая игровая майка сборной Израиля. Хоккей там начался в 1986 году с игры, так называемой сборной Израиля, состоявшей из эмигрантов из Канады с командой канадских миротворцев. Это было в Хайфе. Так вот, я про это читал еще в хоккейной энциклопедии и начал искать эту майку даже до начала коллекционирования.

Искал как сумасшедший и даже стал думать, что это сказка и ее не существует. Однако у меня есть друг Пол Шиндман. Он канадец, живет в Израиле очень давно. И вот пишу я Полу Шиндману и он присылает мне фото. Оказывается, он был именно на этом матче. Это майка одной игры и после 16 лет поисков она просто свалилась мне в руки за один день. Майка очень странная. Сделана в Израиле, для хоккея совсем не годится – слишком толстая, теплая. Тем более кошмарно в ней играть в тех краях. Но вот так я ее нашел. Мне ее Надюша (жена) потом привезла оттуда. Она сама с Иерусалима и это оказывается еще ее соседи. Вот такая история – 16 лет поисков.

Одна из трех больших целей. Майка первой хоккейной команды Израиля, 1989/90

Но это не основная история, а основная история вот такая. Есть такой игрок, его зовут Руди или Рудольф Болл. Это немецкий хоккеист, который играл на Олимпиадах-1932  и 1936. Был одним из лучших игроков сборной Германии того времени, у него бронзовая медаль Олимпиады, включен в Зал хоккейной славы. Болл - еврей, который всю войну прожил и играл в фашистской Германии. Игроки сборной  сказали, что без него играть не будут и отказались его выдавать. Вот это майка, которую я ищу – моя главная цель. Пытаюсь найти хоть клубную майку, хоть перчатку, хоть как-то на него выйти. Нахожу контакты с ЮАР, куда он переехал после войны. Назначаю людям сумасшедшие вознаграждения. У меня к этому подключено столько людей, целая армия коллекционеров его ищет. Это такая большая цель.

«Коллекционирование маек сравнимо с коллекционированием автомобилей, женщин и бриллиантов»

- Самая дорогая майка в вашей коллекции, и какая из них самая ценная лично для вас?

- Начну со второй части, потому что это очень просто. Майка сборной Израиля, в которой я играл две выставочные игры за сборную. Это самая дорогая майка лично для меня. Вообще у каждой своя ценность, история. Открываешь шкаф, начинаешь вспоминать, где взяло эту, где достал ту. Поставить цены на эти майки практически невозможно. Чего, например, стоит британский Гонконг, которых всего два в мире? Чего стоит британская майка 1934 года?  Это очень дорогие вещи. Коллекционирование маек сравнимо с коллекционированием автомобилей, женщин и бриллиантов.

- Как вы сыграли за сборную?

- В 2011 году мой друг Феликс Козак взял на себя обязанности привезти в Штаты юниорскую сборную Израиля на тренировочный лагерь перед чемпионатом мира в Мексике. Мы с Феликсом организовывали все от автобусов и телевидения до еды и постельного белья. Это заняло полгода и когда они сюда приехали, я сказал: - «Знаете, ребята я за вас сыграю». Так мы с Феликсом сыграли за них два матча.

- Вам еще не предлагали купить коллекцию и за что бы вы могли ее продать?

- Очень интересный вопрос. Купить не предлагали, продавать ее не хочу. Американские врачи от голода не страдают, так что вопрос об этом не стоит. На такое цену поставить очень трудно. Майки дорожают каждый год и не имеют относительной цены. Особенно СССР, коммунистические страны, которые просто исчезают. Лет 6 назад я купил майку ГДР для друга за 217 долларов. Себе я ее взял уже за 800 долларов и был счастлив. То же самое с коммунистической Венгрией, которую Феликс купил за 300 долларов, а сейчас я был рад приобрести за 1200.

Я собираю майки Nike Swift – это джерси, в которых играли сборные высшего дивизиона. Поскольку ваша сборная долго выступала в элите – она очень часто играла в них. Одной из моих первых маек была именно казахской. Как ни странно, ко мне она пришла из Греции. Голубенькая, обалденно красивая майка-свифт образца 2006-2010 годов. Сейчас пытаюсь выторговать у коллекционера из Италии Романа Савченко 16-го года. Там тоже красивая майка. Поэтому продавать коллекцию в ближайшем будущем не собираюсь. Она еще даже не собрана – это своего рода дело всей моей жизни. Кстати сейчас вышка играет уже не в Nike, а в Adidas. Так что желаю вашей сборной долго-долго играть в Adidas. Думаю, игроки поймут.

Автор: Азатхан Чекабаев