2841

«Возможно я завершу карьеру» - Ярослава Шведова

Одна из сильнейших казахстанских теннисисток не выступает уже больше восьми месяцев. Где Ярослава Шведова? Что же выбило из колеи экс-чемпионку Wimbledon и US Open и когда Ярослава вернется на корт? На эти и многие другие вопросы вы найдете ответы в эксклюзивном интервью очаровательной Шведовой для СИА «SPORTINFORM».

- Расскажите, пожалуйста, подробнее о вашей травме, из-за которой вы пропустили большую часть прошлого года. Как проходит восстановление?
- Случилось это сразу после Кубка Федерации, при переходе на грунтовый сезон. Дискомфортные ощущения появились по ходу турнира в Рабате. С каждым разом, с каждой встречей, повреждение все чаще давало о себе знать. Когда неприятные ощущения перешли в колено, я стала играть через боль. На уколах отыграла несколько грунтовых турниров, включая Открытый чемпионат Франции. Перед началом травяного сезона я консультировалась с докторами, которые диагностировали у меня разрыв связок в стопе. Ввиду того, что уколы все равно не помогли бы мне доиграть этот сезон до конца, я решилась на операцию. В начале июля ее провели, и вот, я все еще восстанавливаюсь. Это мой первый длительный перерыв в карьере, месяц я могла передвигаться только с помощью костылей, а затем снова училась наступать на ногу.
- Как известно, ваши родители – люди спортивные. Отец является тренером по теннису и легкой атлетике, а мама вообще чемпионка мира в беге на 100 метров. Повлияли ли родители на ваш выбор в пользу тенниса или же это было исключительно ваше желание?

- Первоначально, это было их решение (смеется). Когда мне было 5 с половиной лет, они решили отдать меня в теннис, так как считали этот вид спорта интересным, хорошим для развития и, как говорили родители: «Если все получится, то это будет хорошей работой в будущем». В те времена, еще в Советском Союзе, теннис развивался быстрыми шагами. В самом начале пути меня тренировал отец. Он сделал многое для того, чтобы я развивалась во всех направлениях. Помимо тенниса, я занималась плаванием, чтобы укрепить плечи. Зимой я бегала на лыжах, а летом занималась простым бегом, все это было для тренировки выносливости. Чтобы укрепить кисти, я занималась скалолазанием, а для концентрации даже вышивала крестиком (смеется). Считаю это положительным опытом, потому что я так и не «наелась» теннисом в юном возрасте. А ведь нередко бывают случаи, когда детей просто-напросто загоняют игрой в теннис, впоследствии чего у них теряется интерес к этому виду спорта.  

- В каком возрасте Вы окончательно определились со своим призванием – играть в теннис?

- Примерно в 13-14 лет родители посадили меня за стол и спросили о том, хочу ли я продолжать заниматься теннисом, либо желаю учиться в школе, посещать какие-либо секции, в общем, жить как обычный ребенок. Я ответила, что люблю теннис и хочу, чтобы родители продолжили мне помогать в моем развитии. К тому времени я уже начала участвовать в турнирах, ездить по городам. Спортивное воспитание от родителей перешло ко мне в полной мере.

- Следили ли Вы за международными турнирами, когда начинали свой теннисный путь? Были ли у Вас кумиры или игроки, которым пытались подражать на корте?

- Если честно, то я не сильно фанатела от просмотра теннисных матчей. Однако папа зачастую уговаривал меня смотреть матчи по телевизору, говорил, что это нужно. Поэтому, мне приходилось следить за матчами. Помню даже случай, когда я болела ветрянкой, была вся в зеленых точках и находилась под домашним арестом. Тогда я увидела по телевизору матч между Курниковой и Хингис, поединок получился каким-то нереальным, до сих пор помню. Что же касается кумиров, то мне нравились Штеффи Граф и Амели Моресмо. Кстати, в возрасте 13 лет я была настолько очарована одноручным ударом слева Амели Моресмо, что заявила отцу: «Я тоже хочу играть одной рукой слева». Тренировала одноручный бэкхенд около месяца, получалось вполне даже неплохо. Но потом я участвовала на одном из региональных турниров, и в одном из матчей давление за результат сыграло свою роль – я вернулась к двуручному удару слева. Сейчас я нисколько не жалею, что выбрала двуручный бэкхенд, но удар слева одной рукой по-прежнему считаю очень красивым.

- За свою карьеру вы покорили много высот: выигрывали Wimbledon и US Open, неоднократно добирались до четвертьфиналов в одиночном разряде турниров Большого Шлема, в личных встречах брали верх над Ли На, Еленой Янкович, Аной Иванович, Агнешкой Радваньской… Перечислять можно очень долго. Но сможете ли выбрать какое-то одно особое достижение?

- У меня их несколько. В первую очередь, это эмоции после победы на Уимблдоне. На протяжении нескольких дней после триумфа мы с Ваней Кинг (партнерша Ярославы по парному разряду – прим. ред.) не могли поверить в произошедшее. Было непривычно ощущать себя чемпионкой такого крупного турнира, с которым у многих ассоциируется история тенниса. Победа на Открытом чемпионате США ощущалась уже не так, как тот успех в Великобритании. Еще одно важное для меня достижение – победа над Ли На на Roland Garros. Начало того года сложилось для меня не лучшим образом: я восстанавливалась после операции на колене, мой рейтинг сильно упал, по количеству очков не могла себе позволить выступать на крупных турнирах и довольствовалась мелкими соревнованиями. Все это сопровождалось чередой неудач на европейских турнирах, затем еще одно повреждение, потом вернулась домой для восстановления, но тут же отравилась… А это был Олимпийский 2012-й год. Участие в Олимпийских Играх всегда было моей мечтой, а впереди оставалось всего пару турниров, включая Открытый чемпионат Франции, результаты которых шли в зачет перед Олимпиадой в Лондоне. Я приняла решение пропустить турнир перед Roland Garros, чтобы лучше подготовиться к Парижу, где мне предстояло пройти квалификационную часть. В рейтинге я была где-то 150-й, а на Олимпиаде могли гарантировать себе участие первые игроков 70, грубо говоря. Я уже смирилась с тем, что упустила свои шансы поучаствовать на Олимпиаде, и моей целью был проход хотя бы одной соперницы, как говорится, для уверенности в себе. Начался турнир, я стала выигрывать, прошла уже в основной турнир, а затем в соперницы выпала Ли На, действующая чемпионка турнира. Перед матчем я «копалась» в интернете, читала комментарии болельщиков, а потом наткнулась на следующие строки от одного из пользователей: «Если Ярослава победит, то она наберет достаточное количество очков и сможет попасть в списки на Олимпиаду…». Я резко закрываю компьютер и начинаю уверять себя в том, что я ничего не видела, ничего не знаю (смеется). Возможно, именно это меня настроило на матч против Ли На, потому что я вышла на корт и просто вцепилась в нее как бульдог, не отпуская до самого конца. Я в очередной раз не поверила своим глазам и после окончания матча просто упала на колени. А в следующем круге я была физически опустошена, и во время матча против Петры Квитовой у меня было желание просто упасть, чтобы меня унесли с корта на носилках (смеется). Третье особенное достижение – мой «золотой сет» против Сары Эррани, когда я выиграла сет всухую, не проиграв ни одного очка. В следующем круге после этого я встретилась с Сереной Уильямс. Во время матча я пыталась все эмоции с этого «золотого сета» перенести уже на матч с Уильямс, частично мне это удалось, ведь не хватило совсем чуть-чуть, чтобы обыграть Серену. Когда я вела в сете, я почувствовала, что Серена начала меня бояться. Мне так понравилось это ощущение, что я могу сравнить себя в том матче с акулой, которая почувствовала запах крови. Я усилила свое давление, но в самые важные моменты встречи Серене удалось вернуться в игру и победить в матче. Я снимаю шляпу перед ней, потому что этим она в очередной раз доказала, что является настоящим суперчемпионом. Ну и четвертое, своего рода, достижение для меня – это радость болельщиков. Я помню, как приехала в Астану после успеха на открытом чемпионате США. Здесь проходил Кубок Дэвиса, у меня брали интервью, а потом ко мне подошел один мужчина и поблагодарил за то, что флаг Казахстана был вынесен на главный корт US OPEN. Он даже признался, что расплакался от гордости в тот момент. У меня бегали мурашки по коже, было так приятно ощущать, что мое обычное повседневное занятие – игра в теннис, участие на турнирах могло настолько радовать людей и делать их счастливыми.

- Можете рассказать о «золотом сете» подробнее? Осознавали ли вы во время матча значимость своего достижения?

- Я не замечала, что выигрываю партию без потерянных очков. Чувствовала, что играла классно, но именно эта деталь стала для меня сюрпризом. Не почувствовала я этого преимущества в том числе благодаря поддержке со стороны тренеров и близких Эррани. Моя группа поддержки аплодировала мне после удачных ударов, в то же время команда Сары продолжала подбадривать ее вне зависимости от хода розыгрышей. Если бы после каждого розыгрыша со стороны команды Эррани была тишина, возможно, я бы ощутила отсутствие проигранных мною очков. Второй сет я начала с нелепой ошибки и трибуны просто «взорвались»! Я не могла понять, что же случилось, это ведь просто случайная глупая ошибка. Как оказалось, это было первое заработанное очко в матче у Сары. После матча ко мне прибежала менеджер, о чем-то сообщила, но я ее не особо поняла. Тренер сказал мне, что я не допустила ошибок в первом сете, на что я ответила: «О, классно». Но тренер продолжил: «У тебя ни одной ошибки в партии», и я вновь ответила: «Что ж, отлично». Но следующие слова тренера стали для меня шокирующими: «Да нет же, ТЫ НЕ ПРОИГРАЛА НИ ОДНОГО ОЧКА В ПЕРВОМ СЕТЕ!». Сначала я даже не поверила в это. Позже появилась информация, что в Google мой «золотой сет» был одной из самых обсуждаемых новостей в мире.

- Чья игра из нынешних звезд тенниса вызывает у вас симпатию?

- Мне нравится стиль игры Симоны Халеп. Из мужского тура нравится игра Доминика Тима.
 

- Вы участвовали в бесчисленном количестве соревнований. У каждого турнира есть своя атмосфера. На какой турнир любите возвращаться вы?

- Это турнир в американском Чарльстоне. Дело в том, что у нас, участников этого турнира, есть выбор: жить в отеле или в семье. Так вот, много лет назад я решила проживать в доме одной семьи, в итоге мы с ними так сдружились, что стали встречаться не только во время турнира, но и на праздниках. Недавно они пригласили нас на Рождество, и мы с радостью навестили уже родных нам людей. Они часто приезжают на мои матчи на US Open, поддерживают меня. Именно это чувство семейной поддержки и дружбы добавляют приятные краски в турнир. Благодаря этой семье у меня есть много знакомых в Чарльстоне, которые тоже стали моими друзьями и всегда меня поддерживают.

- Вы уже 10 лет защищаете честь Казахстана на международных турнирах. Можно сказать, что Ярослава Шведова пережила все этапы становления отечественного тенниса. Можете ли сопоставить ту ситуацию, которая была в казахстанском теннисе в 2008-м году с сегодняшним положением дел?

- Ну если оценивать очень скромно, то картина поменялась очень сильно. Появилось много теннисных центров, Федерация Тенниса Казахстана проводит большое количество международных турниров, как для взрослых, так и для детей. Раньше немногие иностранные игроки знали, что из себя представляет город Астана. Но сейчас уже достаточное количество игроков знают или, по крайней мере, слышали об Астане. Иностранные теннисисты любят сравнивать город с Дубай (смеется). Недавно мне стало известно, что после сентябрьского набора детей в тренировочный центр Астаны, в списке ожидающих осталось еще около 300 детей! Представить сложно, 300 детей! А ведь раньше было вполне привычно видеть пару-тройку тренирующихся детишек на весь город. Это говорит о том, что теннис становится популярнее. Даже я, иногда приезжая в Астану для тренировок, сталкиваюсь с ситуациями, когда нет свободных кортов. Возможно, многие думают, что я теннисистка национальной сборной, которая многого добилась и имею свой частный корт, но это совсем не так (смеется). Все корты забиты, за этим очень строго следят, иногда обижаются, когда их просят освободить корт для кого-то, приходится подстраиваться под расписание. Сейчас, пока я восстанавливаюсь после травмы, Федерация попросила меня потренировать теннисистку-юниорку и отношусь я к этому положительно, потому что верю, что это поможет не только ей, но и мне самой.

- Как оцениваете потенциал наших юниоров?

- В первую очередь, нужно понимать, что между нашим и подрастающим поколением будет пробел в несколько лет. Потому что первые плоды нашей молодой федерации начинают показывать себя только сейчас, в последние годы. Сейчас молодые игроки тренируются по новым программам, у них есть то, чего не было у нас в их возрасте.

- Например?

- То же специальное спортивное питание, мы не уделяли столько внимания фитнесу, силовой составляющей. А нынешняя молодежь тренируется именно по этим целенаправленным стандартам. Федерация у нас молодая, ей всего 10 лет. История ее тоже играет важную роль, потому что не всегда удается добиться всего сразу.

- Интересуетесь ли Вы другими видами спорта?

- Сейчас жду зимнюю Олимпиаду. С мужем любим смотреть баскетбол, хоккей, следим за выступлениями «Барыса».

- Прокомментируйте, пожалуйста, активную работу антидопинговых служб в последние годы. Не так давно были скандалы, связанные с Олимпиадой. Несколько месяцев назад была дисквалифицирована наша теннисистка Камила Керимбаева.

- Допинг дает большую разницу, преимущество над другими. Поэтому эти службы делают все, чтобы таким образом «очистить» спорт, проводят постоянные проверки. Большую роль в этом играют и СМИ. Правда, некоторая строгость может показаться излишней и в какой-то степени странной. К примеру, когда я восстанавливалась после травмы, на протяжении нескольких месяцев я находилась по одному и тому же адресу в Испании. Я ела, смотрела телевизор со сломанной ногой и ничего другого (смеется). За это время проверяющие приходили ко мне четыре раза, и я считаю это странным, ведь я была травмирована и не участвовала на турнирах. Главное, что я понимаю то, насколько коротка спортивная карьера, а дальше идет следующий этап жизни – рождение детей. Знаю кучу примеров, когда спортсменки, принимавшие запрещенные препараты, впоследствии имели проблемы со здоровьем и беременностью. В итоге, этим они навредили сами себе и наверняка уже не раз пожалели об этом. Я бы не хотела рисковать своим будущим. Что же касается Камилы, то я не знаю всей ситуации, не общалась с ней после этого. Уже два года прошло с тех пор, как мельдоний официально запретили. Я сомневаюсь, что запрещенные препараты могут так долго находиться в организме человека… Возможно, что Камила просто не ожидала, что игроков ее уровня будут проверять. Хотя, может быть, она просто где-то не доглядела, не досмотрела. Попалась Камила перед Азиатскими Играми, антидопинговые службы заранее хотели все проверить, дабы избежать ситуации, аналогичной с той, что случилась уже после Олимпиады. Мне очень грустно за Камилу.

- Пару лет назад в одном из интервью вы признались, что уже не за горами тот период, когда смените приоритеты и больше времени будете уделять семье и личной жизни. Не отодвинула ли травма эти планы?

- Пока не знаю. Сейчас слежу за восстановлением. Возможно, если восстановление будет длиться долго, то не будет смысла пытаться вернуться и единственным выходом будет завершение карьеры. Потому что иногда стою в центре корта, и нога сама начинает болеть… Пока я в подвешенном состоянии, все интересуется моим самочувствием, но я сама нахожусь в режиме ожидания. Живу от недели к неделе, от месяца к месяцу в надежде, что боли пройдут.

- Не думали о тренерской карьере?

- Сейчас, как я уже говорила, понемногу тренирую. Вижу у подопечной сдвиги и мне приятно наблюдать за этим постепенным прогрессом. Посмотрим, я сразу дала понять Федерации Тенниса Казахстана, что являюсь патриотом. Хоть я и родилась в Москве, душой я из Казахстана, потому что федерация очень сильно мне помогла. Она дала мне уверенность в завтрашнем дне, заверила, что будет поддерживать, вне зависимости от результатов и пообещала, что у меня всегда будет место для тренировок. Поэтому я хочу отблагодарить нашу федерацию таким образом, помогая молодым, делясь с ними опытом. Надеюсь, мои знания здесь понадобятся, и мы сможем вырастить новых чемпионов (смеется).

- Что ждет в будущем наших действующих профессиональных теннисистов? В частности, наши молодых игроков: Зарину Дияс, Юлию Путинцеву, Дмитрия Попко, Александра Бублика?

- Очень трудно сказать что-то сейчас. Могу заверить, что все находится в их руках, все будет зависеть от их отношения к делу, от их мыслей. Много разных нюансов должны сойти в одно, чтобы вырваться в топы. От одного, казалось бы, непримечательного элемента, может поменяться многое. К примеру, сказал игроку, что вот тут удар слева лучше исполнять вот так, игрок принял во внимание, у него стало получаться, появилась уверенность и все пошло в гору. Они все талантливые, хорошо играют, имеют неплохие результаты. Со временем будут взлеты и падения, надеемся, что взлетов будет больше. Думаю, что у нас все получится, и у игроков, и у федерации, и у детей.

- Ярослава, приближаясь к концу нашего интервью, хотел бы сыграть с вами в небольшую викторину. Я приготовил для вас пять вопросов о вашей карьере, а вы должны будете попытаться дать правильный ответ. Готовы?

- Хорошо, готова.

- Вопрос №1. Теннисисток из какой страны вы в паре с Ниной Братчиковой обыграли в финале турнира в Биарицце?

- Не помню, если честно… Из Украины?

- Почти. Теннисистки были из Польши. Переходим ко второму вопросу: я перечислю четырех теннисисток, которых объединяет кое-что общее, связанное с вами. Угадайте, что именно. Татьяна Мария, Кимико Дате-Крумм, Люси Шафаржова и Цветана Пиронкова.

- Может быть то, что они возвращались после травм?

- Не совсем. Их объединяет то, что вы в разные годы побеждали их в первом раунде Australian Open.

- А, вот что. Сложные вопросы (смеется)

- Хорошо, вот вам вопрос легче. Что общего между финалами в Ортизеи-2008 и в Москве-2011? Это связано с другой теннисисткой-участницей этих финалов.

- Если честно, то я даже не помню, что играла финал в Москве (смеется).

- Хорошо, я вам подскажу. В обоих финалах одной из ваших соперниц была Галина Воскобоева.
- У меня память короткая, не помню даже то, что было в прошлом году (смеется).

- Помните ли вы свой первый чемпионский дубль во взрослом туре. Когда вы выиграли и одиночку, и пару? Случилось это во Франции в 2006-м году.

- Во взрослом?.. Я помню, что играла маленькие турниры в Англии, но во Франции…

- Это было на турнире в Амьене.

- Я даже такой город не помню (смеется).

- Ну и пятый вопрос: назовите единственную теннисистку в истории женского тура, которой удалось выиграть «Золотой Сет» на турнире Большого Шлема.

- Это я, наверное (смеется)

Фото: Мухтар Холдорбеков

Автор: Димаш Тулегенов